АбаканВс, 01 августа 2021
Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Белгород
Брянск
Владимир
Воронеж
Иваново
Калуга
Кострома
Курск
Липецк
Москва
Московская область
Орел
Рязань
Смоленск
Тамбов
Тверь
Тула
Ярославль
Северо-Западный федеральный округ
Архангельск
Великий Новгород
Вологда
Калининград
Ленинградская область
Мурманск
Петрозаводск
Псков
Санкт-Петербург
Сыктывкар
Южный федеральный округ
Астрахань
Волгоград
Краснодар
Крым/Севастополь
Майкоп
Ростов-на-Дону
Элиста
Северо-Кавказский федеральный округ
Владикавказ
Грозный
Дагестан
Магас
Нальчик
Ставрополь
Черкесск
Приволжский федеральный округ
Ижевск
Йошкар-Ола
Казань
Киров
Нижний Новгород
Оренбург
Пенза
Пермь
Самара
Саранск
Саратов
Ульяновск
Уфа
Чебоксары
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Абакан
Горно-Алтайск
Иркутск
Кемерово
Красноярск
Кызыл
Новосибирск
Омск
Томск
Дальневосточный федеральный округ
Анадырь
Благовещенск
Владивосток
Магадан
Петропавловск-Камчатский
Улан-Удэ
Хабаровск
Чита
Южно-Сахалинск
Якутск


#Интервью Читать 3 мин.

Экология начинается с малого - нужно начинать с себя

Экология начинается с малого - нужно начинать с себя
#Интервью

facebook.com/starostinstar

В последние несколько лет в Хакасии обострились проблемы экологии. Добыча угля открытым способом, загрязнение воздуха, водных объектов. При этом республика активно развивает туризм. Что можно сделать, чтобы снизить ущерб для окружающей среды региона, об этом корреспондент ИА «SM-News» поговорил с председателем комитета Верховного Совета Хакасии по экологии, природным ресурсам и природопользованию Валерием Старостиным

В последние несколько лет в Хакасии обострились проблемы экологии. Добыча угля открытым способом, загрязнение воздуха, водных объектов. При этом республика активно развивает туризм. Что можно сделать, чтобы снизить ущерб для окружающей среды региона, об этом корреспондент ИА «SM-News» поговорил с председателем комитета Верховного Совета Хакасии по экологии, природным ресурсам и природопользованию Валерием Старостиным.

— Валерий Николаевич, с начала года несколько раз в информационные сводки попадали золотопромышленники. Сначала было загрязнение Белого Июса, затем Балыксы. Деятельность таких предприятий регулируется на федеральном уровне. Можно ли что-то предпринять на уровне республики, чтобы снизить ущерб для окружающей среды со стороны таких предприятий?

— Это очень непростой вопрос. Что касается ситуации с Белым Июсом, как вы помните, там жители выложили видео, где было видно, что всплыл хариус. В этот же день я сделал запрос в прокуратуру республики. Эта информация стала основанием для очень оперативного поручения провести проверку этой ситуации.

Буквально на следующий день федеральные органы выехали на место и действительно выявили нарушения. Надо отдать должное, среагировали они действительно очень быстро. Золотодобывающее предприятие проверили. Причина инцидента была связана с фильтрацией дамбы хвостохранилища. Теперь они привели все свои гидросооружения в соответствие с требованиями.

К сожалению, как-то повлиять на деятельность золотопромышленников на уровне субъекта очень тяжело. Надо менять федеральное законодательство и как можно больше рычагов давать местным властям, которые реально видят, что происходит, чтобы они могли реагировать на те экологические проблемы, которые возникают на уровне субъекта.

Что касается золотодобытчиков, здесь есть еще одна большая проблема. Лицензию на добычу золота выдают федеральные органы. И мы столкнулись с тем, что часто лицензии выдаются на разведку, а не на добычу (они стоят гораздо дешевле). Таких «разведчиков» очень много. Они приезжают, проводят разведку и параллельно занимаются добычей золота. Естественно эта деятельность наносит ущерб лесным и водным ресурсам. У правоохранительных органов не всегда хватает кадров, чтобы в полном объеме проверять работу таких предприятий. Но тем не менее на совместном совещании мы договорились, что они берут на себя обязательство проверить всех таких «золотарей».

— Точно так же лицензии на федеральном уровне получают и угольщики. В Хакасии разрабатываются сразу несколько угольных месторождений. В последнее время деятельность угольщиков вызывает недовольство жителей республики. Появилось даже целое движение экозащитников. С разрезами связан целый букет проблем — это и прямое разрушение экосистем степи, и загрязнение воды, воздуха. Кроме того, взрывы наносят ущерб домам людей, которые живут в окрестностях. Кто и как может на это повлиять?

— Конечно, ни одно угольное предприятие не начинает работу без экологической экспертизы. На каждом угольном предприятии есть эколог, оно оборудовано очистными. Но это, самый минимум, который они могут сделать.

На самом деле, деятельность угольщиков приводит к изменению экосистемы – страдают посевные поля, пастбища. В Хакасии есть угольные предприятия, которые ведут свою деятельность вблизи важных с точки зрения экологического биоразнообразия территорий – это Урочище Сорокаозерки, например. Здесь проходят пути миграции редких видов птиц. Конечно, в идеале, хотелось бы свести к минимуму воздействие угольных предприятий на экологическую систему или хотя бы компенсировать его.

Я всегда говорил, что деятельность угольщиков непосредственно влияет на людей, которые живут в расположенных рядом населенных пунктах. В частности, это взрывы. С течением времени дома просто разрушаются. Я предлагаю разработать пилотный проект – перенести хотя бы один небольшой населенный пункт. Проложить там дороги, коммуникации, построить дома. Я уверен, что многие жители бы согласились на такую альтернативу. А кто-то, может быть, захотел бы приобрести жилье в другом селе или уехать в город. Но пока угольщики не откликнулись на это предложение.

Это реальный способ решить одновременно массу проблем и снять социальную нагрузку.

Помимо этого есть социальные соглашения угольщиков — с правительством, с муниципалитетами… Я предлагаю сделать эти соглашения открытыми. Чтобы мы, как общественность знали, о чем подписано соглашение с Усть-Абаканским районом, с Черногорском, с каким-то другим населенным пунктом. Так мы будем понимать, какую социальную нагрузку эти угольные разрезы взяли на себя. И сможем контролировать, может быть, даже добавлять какие-то вопросы.

— Я знаю, что еще одна тема, которой Вы уделяете внимание, – водный налог. На территории Хакасии действует одна из крупнейших ГЭС в стране — Саяно-Шушенская. Ее деятельность тоже связана с изменением окружающей среды — наполнение водохранилища привело к затоплению прибрежных зон. Вы подготовили законопроект о том, чтобы отчисления водного налога в полном объеме оставались в республике. Какова судьба этой инициативы?

— На самом деле это не новшество. Лет семь или восемь назад у субъектов этот водный налог изъяли.

Конечно, влияние гидросооружений на экологию территории очевидно. Страдает лесной фонд, земли сельхозназначения. Здесь еще важно сказать и про миграцию рыб – из-за возведения плотины в конкретном месте она становится полностью невозможной.

Непосредственно Хакасия находится в зоне влияния трех гидросооружений — это Красноярская ГЭС (часть территории республики занимает Красноярское водохранилище), Саяно-Шушенская ГЭС и Майнская ГЭС. Водный налог платится с выработанного киловатта. Чем больше гидросооружение вырабатывает киловатт, тем больше мы должны получать водный налог.

Я предлагаю вернуть водный налог в субъекты, которые затрагивает деятельность гидросооружений (в нашем случае — это Тува, Красноярский край и Хакасия). В свою очередь субъекты смогут разрабатывать на эти средства какие-то экологические программы, в том числе по восстановлению рыбного запаса. Цена вопроса для Хакасии порядка 400 млн руб.

На сегодняшний день порядок такой – я, как депутат, выхожу на сессию Верховного Совета республики с данным законопроектом, если депутаты его поддерживают, то дальше правом законодательной инициативы обладает региональный парламент. Он направляет ее в Государственную Думу.

Я думаю, что эту инициативу должны поддержать многие субъекты, потому что у нас в стране около сотни ГЭС. Это касается многих.

— Еще одна проблема, которая волнует жителей республики, — загрязнение воздуха. В этом играют большую роль не только предприятия, но и частники, которые топят печи углем. Какие меры можно предпринять, чтобы снизить эту нагрузку?

— Основной загрязнитель у нас — бензапирен. Это продукт сгорания угля. Значительная его доля, действительно, приходится на частный сектор. Понятно, что у людей нет альтернативы, электричество дорогое, газа у нас нет. Остается топиться только углем.

В прошлом году я выходил с инициативой взять в качестве пилотного проекта две территории и перевести на электроотопление. То есть компенсировать затраты на киловатт тем, кто топится электричеством. Но это переросло в более глобальные вопросы — начали считать всю республику, чтобы перевести на электроотопление. Насчитали около 12 млрд рублей, и на этом все закончилось.

На сегодняшний день я изучаю опыт соседних субъектов по газификации частного сектора за счет привозного природного газа. Можно создавать общие резервуары и подключать к ним группы домов. Такие проекты есть, например, на территории Красноярского края.

Я думаю, что нам в республике это тоже надо пробовать. Переводить на газ какой-то небольшой населенный пункт, смотреть, как это будет работать, сколько будет стоить.

Пока мы не дадим людям альтернативу, чтобы отапливаться хотя бы по цене сравнимой с углем, газом и электричеством, к сожалению, мы их не заставим отказаться от угля.

Этот проект сейчас в обсуждении. Красноярскгаз даже готов инвестировать в него. Уже есть договоренность на территории Калининского сельсовета один вновь строящийся малоэтажный квартал попробовать оборудовать под газ.

Люди должны на живом примере увидеть, что что-то меняется в лучшую сторону.

— Недавно в республике заработала мобильная лаборатория, которая сможет оценивать качество воздуха в том числе. Как она будет работать, куда будут поступать ее данные?

— Действительно у республики теперь есть своя мобильная лаборатория. Она полностью находится в ведении Минприроды Хакасии. У них есть специалисты, которые будут на ней работать.

Теперь необходимо оборудовать стационарную лабораторию и аккредитовать ее. Это нужно для того, чтобы первичные анализы могли превращаться в юридический аргумент для судов и контрольно-надзорных органов. На эту лабораторию надо около 15 млн рублей. Уже определено помещение. Я думаю, что если будут вносить изменения в бюджет в части выделения средств на эту лабораторию, весь депутатский корпус их поддержит.

Мы уже ни от кого не будем зависеть, будем оперативно брать анализы воздуха, воды, почвы. Здесь на местном уровне все это делать и уже дальше с этими результатами обращаться в уполномоченные инстанции.

— Не так давно появилась информация о том, что власти Хакасии теперь смогут объявлять режим «черного неба». Как это делается в соседних регионах. Кто и как будет контролировать снижение выбросов? И как в таком случае можно повлиять на владельцев частных домов?

— Наконец для республики сделали сводный том ПДВ (предельно допустимых выбросов – ред.). Его презентовали недавно. Теперь мы можем объявлять режим «черного неба» и все предприятия, которые являются загрязнителями атмосферного воздуха, должны будут снизить свои выбросы. Это первый хороший шаг.

Но, к сожалению, под эти ограничения не попадают владельцы частных домов. Я думаю, что тут мы сможем сдвинуть ситуацию только, если люди начнут самостоятельно переходить на альтернативные источники отопления.

Хакасия активно развивает туризм. Как снизить ущерб от рекреационной деятельности?

— Смотря о каком туризме мы говорим. Есть дикий туризм … Например, раньше так было на наших озерах Шира, Беле. Сейчас практически вся территория там разобрана предпринимателями, которые поддерживают порядок.

Если говорить о том, что республика сейчас развивает бренд «Земля пяти стихий», это очень интересная история. Но за ней должно стоять качество сервиса. В этом направлении еще очень много надо вкладывать средств совместно с бизнесом для оборудования стоянок, туалетов, кафе.

А если брать туризм и экологию в целом, то тут не надо далеко ходить и рассказывать о каких-то приезжающих к нам несознательных гражданах. Мы вместе с общественными экологическими организациями участвуем в уборке берегов рек и видим, что большой вклад в загрязнение территории вносят наши же люди. Это наши местные жители приезжают и оставляют после себя горы мусора.

Наверное, надо выпускать больше социальных роликов для населения, воспитывать детей своим примером. Если вы выехали на природу, за собой обязательно надо убрать, сложить все в мусорные пакеты раздельно. Затем привезти домой и разложить по разным мусорным бакам. Экология начинается с малого. Даже такие примеры будут большим шагом к тому, чтобы наша республика стала намного чище.

«Мнение автора может не совпадать с мнением редакции». Особенно если это кликбейт. Вы можете написать жалобу.